Поиск:
09:08, 12 апреля 2021, понедельник
Версия для слабовидящих
Администрация Чкаловского района
Главная » Ветеран живет рядом » Валентина Григорьевна Лымарь

Валентина Григорьевна Лымарь

Люди, пережившие войну, как правило с гордостью надевают награды. Однако Валентина Григорьевна Лымарь (в девичестве Цуканова) не спешит доставать из шкафа скромную коробочку с медалями. Для неё воспоминания о войне пропитаны не доблестью: болью, кошмаром. И хотя с далёкой той поры минуло уже почти восемьдесят лет, голос Валентины Григорьевны предательски дрожит, когда она вспоминает себя, тринадцатилетнюю девчушку, которой выпала страшная судьба стать узницей фашистского лагеря.
Детство Валентины прошло в небольшом посёлке Хотынец в Орловской области. Как и старшая сестра, она училась в школе, готовилась пойти в четвёртый класс, когда грянула война. Отец Вали был офицером и сразу ушёл на фронт. Прощаясь, прижимал к себе жену, не уставая повторять на прощание: «Поля, береги детей!» А их в семье было четверо — самый маленький, Валера, родился прямо перед войной.
В октябре 1941 года фашисты оккупировали Орловскую область, так начались страшные муки, голод, холод, нищета. Надеясь прокормиться натуральным хозяйством, семья почти сразу перебралась в деревню Невольнево, где остался в наследство старый бабушкин дом. Скотину не держали, а потому питались в прямом смысле подножным кормом: приходилось есть даже траву. Постоянные бомбёжки, горящие избы — казалось, страшнее уже не будет.
Однако в июне 1943 года в деревню пришли партизанские отряды, уцелевшие жители воспрянули духом, надеясь, что фашистов выбьют из здешних мест. Но не тут-то было — в ожесточённом бою партизанский отряд потерпел поражение и был вынужден отступить. Бежали в лес и сами жители, опасаясь прихода карателей — и те не заставили себя ждать. Несколько дней Валентина вместе с мамой, братьями и сестрой пряталась в лесу, в наскоро выкопанной яме.
— Больше всего, — вспоминает Валентина Григорьевна, — мы боялись, что нас выдаст своим плачем маленький братик.
Чтобы накормить детей, мама ухитрялась добывать молоко: по лесу бродили напуганные коровы. Однако долго прятаться в чаще семья не смогла и приняла решение вернуться домой, надеясь отсидеться в погребе. Там-то их и отыскал карательный отряд, производивший зачистку деревни.
Первым делом у матери отобрали плачущего Валерика. Вместе с другими малышами его, не церемонясь, бросили в кузов грузовика. Страшно представить, какая судьба ждала этих детей. И тут, словно вспомнив увещевания мужа, Полина совершила невозможное. Бросившись следом за автомобилем, она принялась истошно кричать, умоляя вернуть ребёнка.
— Даже у немца дрогнуло сердце, — вспоминает Валентина Григорьевна. — Он поднял Валеру за рубашонку и через борт грузовика отдал матери.
Наказ мужа Поля сдержала. Все испытания, все муки, выпавшие на их долю, мама и её четверо детей прошли вместе — до самого последнего дня войны.
Самым сложным было не потеряться, когда в июле 1943 года всех собранных по орловщине жителей — женщин, детей, стариков — немцы гнали пешком до соседней Брянской области.
— Гнали нас, словно скотину, по обочинам дорог, по рытвинам и ухабам — вздыхает Валентина Григорьевна. — По дорогам шли танки, а нас использовали как живой щит. День, ночь, мы потеряли счёт времени... Мама постоянно твердила: деточки держитесь за мою юбку. Стоило кому-то отстать — отыскать друг друга уже не было возможности. В небе кружили наши самолёты, но сделать ничего не могли. Сбрасывали вниз листовки: держитесь, не оказывайте сопротивления, мы вас освободим! Но до Победы было ещё далеко...
В Германию пленных везли в товарных вагонах. Кормили один раз в день похлёбкой из чечевицы.
— По дороге люди умирали... Так и ехали, в одном вагоне с трупами, — с горечью рассказывает Валентина Григорьевна.
Уже в Европе «живой груз» придирчиво сортировали. Семье Валентины повезло — и мать, и дети показались фашистам в достаточной степени здоровыми и пригодными к работе, а потому их определили не в лагерь смерти, а в трудовой лагерь, расположенный в местечке Дицхаузен. Жили в бараках, работали на заводе. Все согласно возраста были определены по разным баракам, общаться было разрешено. Больше всего досталось младшим братьям, над ними издевались.
Именно тогда, Валентина поклялась себе: если выживу, если вернусь домой, жизнь свою посвящу детям!
Так и случилось. После войны Валентина Григорьевна переехала вместе с семьёй в Свердловск, закончила школу, педагогическое училище, а затем и педагогический институт. Всю жизнь проработала в системе образования, вырастила немало благодарных учеников.
Однако до этого Валентине и её близким пришлось пройти через множество испытаний: тяжёлая работа в немецком плену, радостный миг освобождения, который сменился новой чередой испытаний: американские союзники, даровавшие узникам свободу, не спешили устроить их судьбу, и те продолжали жить впроголодь в тех же лагерных бараках, никому не нужные, всеми забытые...
Валентина и её семья не праздновали вместе со всей страной День Победы: о том, что Германия капитулировала они узнали много позже. И даже тогда, когда их, наконец, отправили в расположение советских войск, скитания вчерашних узников не закончились. Через всю Европу они, истощённые, полуодетые, добирались до Родины на перекладных, подсаживаясь на грузовые платформы с боевыми машинами. Кормились чем придётся, к счастью, добрых людей на пути Валентины и её семьи оказалась немало.
Лишь через несколько лет после окончания войны, эта многострадальная семья получила официальную похоронку, их муж, отец политрук Цуканов Григорий Сергеевич погиб под Ленинградом, не успев отправить близким с фронта ни одного письма. Но он успел сделать самое главное: воспитать замечательных, сильных духом детей, которые вместе, плечом к плечу, бесстрашно прошли через все испытания, не утратив веру в добро и способность любить.
Статья Елены Загородней из газеты «Уктусская сторона» (май 2019 года).
 

Главные новости города

© 2002 - 2021 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2021 Официальный портал г.Екатеринбурга
Яндекс.Метрика