Поиск:
08:05, 12 апреля 2021, понедельник
Версия для слабовидящих
Администрация Чкаловского района
Главная » Ветеран живет рядом » Евгения Давыдовна Морозова

Евгения Давыдовна Морозова

Евгения Давыдовна Морозова с полным правом может сказать, что от смерти её уберёг Ангел-хранитель. Ведь, когда грянула война, ей было всего три годика. Семья Евгении тогда жила в Белоруссии, в небольшой деревне Королёвка в Могилёвской области. Белоруссия первой приняла на себя удар вражеских войск, и уже в первый месяц после начала войны немцы заняли деревню. Дедушка увёл всю семью в лес, где прятались испуганные жители, спешно бросившие свои дома. Однако скитания продолжались недолго: немцы стали прочёсывать окрестности, стрелять. Тогда же семью Евгении постигла и первая потеря: фашисты застрелили деда. Вся остальная семья оказалась в плену: маленькая Евгения и её брат вместе с мамой, мамина сестра со своими детьми, её свекровь... Всех, кого немцы смогли отыскать в лесу, согнали вместе. Их отправляли в Польшу, на оккупированную территорию, а оттуда уже рассылали по лагерям, рассредоточенным в Германии и Австрии.
То страшное лето Евгения Давыдовна помнит с трудом, больше по рассказам мамы и брата. Поначалу семья оказалась в распределительном лагере под Белостоком. По счастью, семье удалось оставаться вместе, несмотря на все испытания, включая и страшную вспышку тифа, от которой умерли многие из тех, кто содержался в лагере. Спустя несколько месяцев узников погрузили в вагоны и отправили в Австрию. Там-то детей впервые оторвали от матери: всех взрослых определили в трудовой лагерь, детей же содержали отдельно. Женщина умоляла старшего сына Ивана не оставлять маленькую Женю, сберечь её любой ценой. Девочке тогда только исполнилось четыре. Брату было двенадцать.
Жизнь в детском лагере Евгения Давыдовна до сих вспоминает с неослабевающим ужасом. Детей, распределённых по баракам, держали в постоянном страхе. От них требовалось неукоснительное соблюдение режима, нарушителей жестоко наказывали.
Самый большой страх Евгении внушал офицер с огромной собакой, который обходил детские бараки. Женечке, как самой маленькой и слабенькой, выделили нары внизу, а потому взгляд фрица-проверяющего неизменно останавливался на её постели, которая должна была быть застелена безупречно.
— Я настолько сильно его боялась, что стояла ни жива, ни мертва, не решаясь даже поднять глаза, — вспоминает Евгения Давыдовна. — Так и стояла, уставившись в пол. Если вдруг выяснялось, что постель была заправлена плохо, всё в бараке переворачивали вверх дном, и следовало всё начинать по новой.
По территории лагеря пленники могли перемещаться только в кандалах, которые не только сковывали движения, но и своим громким стуком извещали о местонахождении узника. Сбежать, укрыться было практически невозможно. Если же кто-то из детей позволял себе ослушаться, нарушителя ждало показательное наказание. Одну такую сцену, несмотря на юный возраст, Евгения запомнила на всю жизнь. Всех юных узников выгнали на плац, и одного провинившегося мальчишку, он тоже был родом из Белоруссии, вывели перед строем. После чего полицай спустил с поводка овчарку.
— Собака рвала несчастного ребёнка, а мы должны были на это смотреть, — с горечью рассказывает Евгения Давыдовна.
Выжить, выстоять в подобных условиях казалось просто нереальным. Тем более, что маленькая Женя имела слабое здоровье и постоянно болела. Вот здесь и вмешался в судьбу девочки Ангел-хранитель — в лице обычной молодой женщины. Звали её Ирина Константиновна, она была родом из Польши, жила в Австрии и работала в лагере уборщицей. Женщина знала четыре языка и без труда нашла общий язык с маленькой узницей, которую всем сердцем пожалела.
— Она меня буквально спасла, — рассказывает Евгения Морозова. — Я просто умерла бы от голода. Она потихоньку приводила меня к себе и подкармливала. А потом каждый раз давала мне кусочек хлеба с собой, чтобы я отнесла его в барак другим детям. Я честно несла его и всем раздавала. Сама к нему не прикасалась, ни за что! Так мы и выжили!
В мае сорок пятого, когда наши войска вступили на территорию Австрии, пленники чудом избежали смерти. Немцы хотели загнать детей в бомбоубежище и взорвать. Однако, воспользовавшись переполохом, маленькие узники разбежались. В их числе были и Женя с Ваней. Ещё одно чудо случилось через несколько дней, когда во всей послевоенной неразберихе брата с сестрой отыскала мама, сумевшая уцелеть в своём лагере. На родину они вернулись вместе.
Испытания семьи на этом отнюдь не закончились. Родную деревню Королёвку фашисты сожгли, сравняли с землёй.
— Невозможно было даже определить, где стояла наша хата, — вздыхает Евгения Давыдовна. — Всё заросло бурьяном.
Первые годы после войны семья жила в землянке у дальних родственников: было тесно, трудно, голодно. В Свердловске Евгения оказалась в 1957 году, уже закончив десятилетку, по приглашению родственника. Здесь закончила техникум, устроилась на завод. А вскоре перевезла на Урал и маму.
А когда Евгении Давыдовне было уже за пятьдесят случилось ещё одно чудо: то, о котором она и не помышляла. В почтовом ящике неожиданно обнаружилась открытка, отправленная из Польши. Невероятно, но факт — спасительница нашей героини, её Ангел-хранитель Ирина Константиновна после многих лет поисков сумела отыскать свою давнюю подопечную. Оказалось, что она начала разыскивать семью девочки сразу после войны, но это оказалось непросто. И вот, спустя столько лет ей, наконец, улыбнулась удача. Сейчас Ирины Константиновны уже нет в живых, но до самых последних лет она поддерживала связь с Евгенией, которую помнила маленькой девочкой, чудом выжившей среди боли и страха.

Главные новости города

© 2002 - 2021 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2021 Официальный портал г.Екатеринбурга
Яндекс.Метрика