Поиск:
09:33, 12 апреля 2021, понедельник
Версия для слабовидящих
Администрация Чкаловского района
Главная » Ветеран живет рядом » Нина Георгиевна Клюс

Нина Георгиевна Клюс

«И всё-таки мы всё пережили, всё выдержали», — эти слова Нина Георгиевна Клюс повторяет снова и снова.

Ещё бы, ведь ей, родившейся и выросшей в 260 километрах от Москвы, страшное слово «война» было знакомо не только по радиосводкам и страницам газет. Бомбардировки, авианалёты, страх за родных и близких — всё это обрушилось на юную Нину, когда та едва перешагнула порог семилетки. В роковом сорок первом девушке исполнилось шестнадцать.

Нина Георгиевна вместе с родителями и четырьмя сёстрами жила в Ярославле. До сих пор она отчётливо помнит тот страшный день, двадцать второе июня. Юная Нина утром была на Волге вместе с отцом, который смолил лодку. И тут на берег прибежала испуганная сестра: «Папка, папка, война началась!» 

Уже через несколько дней старшая сестра Антонина ушла на фронт. Домой она вернулась лишь в 46-м, живая и невредимая: служила прожектористом и дошла вместе со своей частью до самого Берлина. Ещё одна сестра, Мария, поступила на военный завод. Младшая Валентина была школьницей, а маленькой Альбине было всего пять лет. Ей, по воспоминаниям Нины Георгиевны, было сложнее всего, ведь малышка не понимала, почему вдруг привычный уклад семьи оказался нарушен. Вместе с войной пришёл и голод: скромной пайки в 300 граммов хлеба едва хватало, чтобы не умереть от истощения.

Шестнадцатилетняя Нина пошла учиться в ремесленное училище, на специальность «аппаратчик производства синтетических каучуков». А через год вместе со всем выпуском была отправлена в Свердловск, где в те годы как раз разворачивал мощности Свердловский завод резиновых технических изделий. Предприятие было создано в уральской столице в годы войны, объединив производственные мощности сразу трёх эвакуированных заводов — «Красный резинщик» из Киева, «Каучук» из Москвы и «Красный треугольник» из Ленинграда. На тот момент завод был практически единственным в стране, выпускавшим резиновые технические изделия, которые были жизненно необходимы фронту — для артиллерийских орудий, танков, самолётов.

Работников экстренно обучали и привозили на Урал со всей страны. Производственные мощности разворачивали в здании недостроенного мясокомбината на улице Титова. В то время как первый цех уже начал производить продукцию, другие спешно возводились и оборудовались. Подсобные помещения приспосабливались под общежития, где работников поселяли в комнатах барачного типа по десять человек.

Нина Георгиевна вспоминает: когда поезд прибыл на Урал, первым, что её потрясло до глубины души, была яркая иллюминация. За долгие месяцы жители Ярославля и забыли, что такое горящие фонари, незашторенные окна.

«Помню, мы приехали в Свердловск 11-го сентября, был поздний вечер, и город был ярко освещён. Увидев это, мы даже испугались с непривычки», — рассказывает Нина Георгиевна.

Несмотря на то, что работа на заводе была по-настоящему тяжёлой, военные годы наша героиня вспоминает с улыбкой: «Молодость есть молодость! Мы же все были девчонки молодые, жили дружно, и про танцы никогда не забывали, даже в самые тяжёлые времена. Бывало двойную смену отработаешь, а на танцы всё равно сбегаешь!»

Именно такой, позитивный настрой и помог Нине и её товарищам преодолеть многие тяготы военного времени. А ведь трудиться вчерашним школьникам приходилось по 12-14 часов в сутки, перерыв же на обед был символическим: пятнадцать минут.

«Да и ни к чему они были, — вспоминает Нина Георгиевна, — какие там пятнадцать минут, если в день полагался трёхсотграммовый кусок хлеба?! Много ли времени надо, чтобы его съесть?».

День Победы наша героиня тоже помнит отчётливо: было раннее утро, Нина как раз отработала ночную смену. Вышла из цеха, и вдруг увидела, как навстречу идут трое начальников, в том числе и начальник цеха. Машут руками: «Победа, победа!»

«И я, помню, начала прыгать как сумасшедшая, побежала в цех, к своим, сообщать радостную новость! А вскоре по всему предприятию дали заводской гудок. И всех нас отпустили домой. Сколько слёз было, радостных слёз», — говорит Клюс.

Домой, в Ярославль, Нину тогда не отпустили. Начальник цеха уговорил остаться: государству по-прежнему требовались резинотехнические изделия, ведь страну предстояло поднимать из руин. А через четыре года Нина Георгиевна вышла замуж: с будущим супругом познакомилась там же, в родном цеху №5, где и проработала до самой пенсии. С мужем своим Нина Георгиевна прожила вместе 65 лет, четыре года назад его не стало. Несмотря на преклонный возраст, она не теряет присутствия духа. Поддержку оказывают двое дочерей, двое внуков, две внучки. А недавно у Нины Георгиевны родился первый правнук: долгожданная радость!

«Всякое было в нашей жизни, и сложно было, и страшно. Но мы всё выдержали. Мне девяносто пятый год, и я живу», — с гордостью поделилась Нина Клюс.

Главные новости города

© 2002 - 2021 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2021 Официальный портал г.Екатеринбурга
Яндекс.Метрика